Главная

Китай

Северная

Корея

Южная

Корея

Россия

Япония

Другие

на сайт

mongolnow.com

08.04.2016

Интернет-журнал «Новое Восточное Обозрение»

С середины февраля с.г. на лентах новостных агентств вновь участилось появление аббревиатуры ADIZ. «Вновь», потому что она уже занимала центральное место на рубеже 2013-2014 гг. в сообщениях об угрозе прямого военного противостояния КНР с США и Японией в Восточно-Китайском море (ВКМ).

На этот раз та же аббревиатура используется в контексте ещё более острой ситуации в Южно-Китайском море (ЮКМ), которую формируют те же ведущие региональные игроки.

Речь идёт о так называемой «опознавательной зоне ПВО» (Air Defense Identification Zone, ADIZ), которую МО Китая уже ввело в конце 2013 г. над значительным пространством ВКМ и, по слухам, собирается теперь ввести над ЮКМ.

Следует отметить, что Китай отнюдь не является пионером по использованию ADIZ в определённом воздушном пространстве, особо «чувствительном» с точки зрения обеспечения национальной безопасности некоторого государства.

В 50-е годы такую зону в районе западного побережья ввели США, когда, согласно разведывательным данным, появилась угроза (как оказалось, сильно преувеличенная) со стороны «быстро растущего флота советских бомбардировщиков».

Япония также имеет собственную ADIZ, которая окружает все четыре основных японских острова, а также архипелаг Рюкю. Важно отметить, что японская и китайская зоны над ВКМ существенным образом перекрывают друг друга, включая в себя воздушное пространство над островами Сенкаку/Дяоюйдао, вопрос о владении которыми является одним из главных раздражителей японо-китайских отношений.

Как правило, ADIZ простирается на значительное расстояние от пределов национального воздушного пространства, и использующее его государство не имеет права ограничивать пролёты в нём иностранных самолётов (включая военные). Единственное, что экипажам последних рекомендуется, так это заранее предупредить наземные службы данного государства о намерении пересечь пространство ADIZ.

Компаниям-перевозчикам никаких заметных неудобств такая зона не доставляет, но она задевает политические амбиции стран, находящихся в сложных отношениях с геополитическим оппонентом, вводящим ADIZ.

Так, в ответ на появление в конце 2013 г. китайской зоны над ВКМ в США (плотно вовлечённых во все события, происходящие в Восточной Азии) делались громкие заявления о «рекомендациях» воздушным компаниям-перевозчикам не оповещать китайские наземные службы, а также игнорировать их запросы.

Судя по всему, указанные «рекомендации», видимо, так и не дошли до адресатов, ибо за прошедшие два года не было слышно о каких-либо проблемах в отношениях гражданских перевозчиков с китайскими службами контроля воздушного пространства.

Правда, вскоре после введения Китаем ADIZ над ВКМ через эту зону демонстративно пролетели два американских бомбардировщика B-52 в режиме радиомолчания, то есть не отвечая на запросы китайских наземных служб. Это был вызывающий жест, который должен был продемонстрировать готовность американских ВВС решать в указанной зоне свои задачи без оглядки на требования МО КНР, хоть как-то сковывающие действия американских военных лётчиков.

Примерно такого же рода игры между обоими глобальными игроками теперь разворачиваются в связи с упомянутыми выше слухами о возможном введении ADIZ теперь над ЮКМ. Собственно, подобные предположения (не комментировавшиеся тогда официальным Пекином) появлялись два года назад в связи с объявлением МО КНР о введении ADIZ над ВКМ.

В Китае на официальном уровне такая возможность не комментировалась вплоть до конца прошлого года. Что касается китайских экспертов, то ещё летом 2015 г. руководитель китайского Национального института изучения проблем ЮКМ Ву Сичун на конференции в Вашингтоне вообще отрицал такую возможность.

Однако руководство США, видимо, уже осенью прошлого года располагало более или менее определённой информацией на эту тему. Так, выступая 6 октября 2015 г. на конференции в Сиднее, командующий Тихоокеанским флотом США адмирал Скотт Свифт, перечислив перечень «вызывающих действий» КНР в ЮКМ, заявил, что если китайская ADIZ появится и в ЮКМ, то это будет означать «нарушение международных норм».

26 февраля уже текущего года непосредственный начальник С. Свифта, руководитель Тихоокеанского командования США (USPACOM) адмирал Харри Харрис выразил «опасение, что [возможная китайская ADIZ над ЮКМ] будет иметь дестабилизирующие и провокационные последствия… Мы будем её игнорировать, точно также мы игнорируем ADIZ в Восточно-Китайском море».

При этом он не отрицал само право любого государства устанавливать такие зоны в воздушном пространстве, «прилегающем к национальной территории». Собственно, те же слова используются и официальными китайскими лицами, когда комментируется сам факт повышенного внимания, которое в последнее время в США уделяется теме возможного введения Китаем ADIZ в ЮКМ.

Суть американо-китайских разногласий в данном вопросе и вообще возрастающих трений в отношениях между двумя ведущими мировыми державами в ЮКМ заключается в том, что своей «национальной территорией» Китай считает 80% ареала ЮКМ. В то время как США, формально заявляя об отсутствии позиции по данному вопросу, фактически эти китайские претензии отвергают.

Последний обмен колкостями на тему (всё ещё гипотетической) китайской ADIZ над ЮКМ произошёл 1 апреля с.г. В нём участвовали официальные представители Министерств обороны обеих стран. С китайской стороны, в частности, было заявлено, что вопрос о развёртывании ADIZ над ЮКМ «будет зависеть от оценки Китаем характера угроз в его воздушном пространстве».

Наконец, представляется примечательным, что взаимные резкости в связи как с данной темой, так и появлением новых спутниковых фотографий, зафиксировавших появление на китайских искусственных островах в ЮКМ систем ПВО, а также истребителей, произошёл в момент встречи в Вашингтоне Б. Обамы и Си Цзиньпина на полях Саммита по ядерной безопасности.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».