Главная

Китай

Северная

Корея

Южная

Корея

Россия

Япония

Другие

на сайт

mongolnow.com

07.03.2016

Интернет-журнал «Новое Восточное Обозрение»

2 марта 2016 г. Совет Безопасности ООН принял резолюцию, которая ужесточает и расширяет санкции в отношении КНДР. Члены Совета запретили экспорт из КНДР угля, железной руды, золота, титана, ванадия и редкоземельных минералов (основной источник северокорейского экспорта), а равно поставки в страну авиационного топлива. Список запрещенных предметов роскоши пополнился снегоходами и часами.

«В целях обеспечения того, чтобы никакие предметы не передавались в нарушение резолюций…» разрешили досмотр любого груза, следующего из КНДР либо в КНДР – в любое время и без предварительных условий.

Эмбарго на поставки оружия отныне охватывает стрелковое оружие и легкие вооружения, на которые ранее этот режим не распространялся. Расширен санкционный список лиц и организаций, предусмотрена высылка дипломатов, вовлеченных в незаконную деятельность. Замораживаются все денежные средства и другие финансовые активы и экономические ресурсы за пределами КНДР, которые находятся прямо или косвенно в собственности или под контролем учреждений правительства КНДР или Трудовой партии Кореи, либо лиц или организаций, действующих от их имени или по их поручению. Это касается и филиалов северокорейских банков.

Если сравнить принятые санкции с американским проектом, видно, что они были приняты в целом без изменений. Самые одиозные вещи, наподобие запрета на поставки на Север любых энергоносителей или экспорта северокорейской рабочей силы, отвел Китай, а затем Россия вынудила убрать еще некоторые мелочи.

Тем не менее, и без этого новые санкции достаточно серьезны и гораздо ближе к блокаде, чем к адресным действиям, призванным предотвратить развитие северокорейской ядерной программы.

Обсуждение резолюции обычно сводится к двум вопросам: «Почему Россия и Китай солидаризировались с позицией США?» и «Что будет дальше?». По первому мы разъясняли ситуацию не раз. Как члены Постоянного комитета Совбеза ООН и главные выгодоприобретатели режима нераспространения, Москва и Пекин не могут не осудить действия страны, которая, вне зависимости от ее мотивов (США их не учитывают, мы скорее учитываем), систематически нарушает резолюции ООН и «подает плохой пример» возможного расширения ядерного клуба, которое равно невыгодно Вашингтону и Москве. В случае Китая это, возможно, еще и реакция на то, что, хотя Пхеньян «по-хорошему» просили не устраивать пуск ракеты-носителя и даже направили в КНДР специальную миссию во главе с У Давэем, Север поступил так, как счел нужным.

Не секрет, что политика Пекина в корейском вопросе связана с балансом двух трендов. Это – недовольство своеволием Пхеньяна и желание «укоротить поводок» и американо-китайское противостояние, в рамках которого Север является ценным плацдармом для Китая, а возможно – и союзником, Однако Соединенные Штаты понимают этот момент и, в свою очередь, поднимают ставки, пытаясь загнать Китай в неприятную для него вилку. Либо КНР начинает всерьез ссориться с США из-за какой-то Северной Кореи (причем тогда, когда он еще не готов к противостоянию), либо в этом вопросе он все-таки пойдет у них на поводу и продемонстрирует единство Совбеза ООН в данном вопросе. И потому, хотя дата обсуждения резолюции несколько раз переносилась, проработка деталей заняла больше времени, чем обычно. Китайские дипломаты постоянно напоминали, что санкции не должны ударить по населению. 28 февраля У Давэй во время встречи в Сеуле заявил, что Пекин будет преданно проводить в жизнь новую резолюцию ООН.

Что же касается последствий, то желания договариваться это ни одной из сторон не прибавило. В интервью газете «Труд» посол КНР в России назвал санкции «примитивной и зловещей формой международной политики». Северная Корея провела учения то ли систем залпового огня, то ли ракет малой дальности, а Ким Чен Ын распорядился, чтобы ядерное оружие страны было готово к применению в любой момент. Российские и западные СМИ по традиции отреагировали на это охами и ахами, хотя проводить подобные учения Северная Корея имеет право. Уж не меньше, чем Южная, которая минимум десять раз в год проводит крупномасштабные военные учения, некоторые из которых являются открытой репетицией вторжения в КНДР с масштабным задействованием сил. Кстати, ближайшие учения такого рода будут совсем скоро – в марте-апреле 2016 г.

Соответственно, повышается и вероятность «северокорейских провокаций». Точнее, инцидентов неясного происхождения, расследование которых закончится обвинениями Северной Кореи.

Явным выгодоприобретателем в этой ситуации оказывается Китай. Он контролирует 70% торгового оборота КНДР и имеет с ней протяженную сухопутную границу. Это означает, что суровость санкций может быть компенсирована реальным уровнем их исполнения. И здесь Китай получает очень серьезный рычаг влияния: он может делать все по букве закона, перекрывая Пхеньяну кислород, а может смотреть на что-то сквозь пальцы, – но выглядеть это будет как личное одолжение, безусловно, требующее ответных услуг. Не исключено, что именно в расчете на такой вариант убивания двух птиц одним выстрелом КНР поддержала санкции в их нынешнем виде.

Впрочем, и в КНР не все согласны с решением поддержать санкции. Как заявил 3 марта в интервью агентству Sputnik директор института международных отношений Цзилиньского университета Ба Дяньцзюнь, вряд ли такие меры заставят Пхеньян отказаться от своей ядерной программы. Скорее они только спровоцируют еще большее ожесточение. Считая согласие на резолюцию вынужденной мерой, поскольку действия Пхеньяна нанесли ущерб интересам КНР, он обращает внимание на то, что если санкции подорвут обороноспособность КНДР, то «нейтральная позиция КНР будет подталкивать США к военному решению корейской проблемы… Если КНДР останется в одиночестве, то США могут прибегнуть к смене режима и военной интервенции». Между тем поглощение Севера «позволит переформатировать расклад на корейском полуострове и сорвать процесс постепенного сближения Китая и Южной Кореи, и не только предотвратить появление ядерного оружия у КНДР, но и нарушить влияние Китая в Желтом, Восточно-Китайском, Южно-Китайском морях и в Тайваньском проливе».

В остальном же будем надеяться, что сильных скачков напряжения все-таки не будет, потому что текущее обострение ситуации, демонизация друг друга и взаимное накручивание сторон на «диспропорциональный ответ на провокации» и без того могут привести к ситуации, когда новый конфликт случится не по воле руководства той или иной страны, а в результате случайных, иррациональных факторов.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».