Главная

Китай

Северная

Корея

Южная

Корея

Россия

Япония

Другие

на сайт

mongolnow.com

03.10.2016

Интернет-журнал «Новое Восточное Обозрение»

Слухи о тяжелой болезни Хиллари Клинтон породили новую волну слухов о том, что президентство Трампа существенно изменит ситуацию на Корейском полуострове. Так как при нем США могут придерживаться изоляционизма, они будут меньше вмешиваться во внутриполитические дела соседей и не предпринимать дорогостоящие и рискованные операции по привнесению куда-нибудь демократии на кончиках ракет. Кроме того, Трамп допускал возможность вывода американских войск из РК, благо платят за их содержание недостаточно, а южнокорейская армия уже не нуждается в прямой поддержке так, как это было при Ли Сын Мане.

Допустим, Дональд Трамп становится президентом. Как это может изменить ситуацию на полуострове, даже если он действительно будет делать то, что обещал? Увы, автор не видит перспектив для существенного прогресса. Причин несколько.

Первая причина в том, что в вопросе о ЯПКП политика Трампа пока выглядит непоследовательной. То он выражает готовность обсудить ядерную проблему с северокорейским лидером Ким Чен Ыном, заявляя, что будет вести диалог с Севером и никаких проблем в этом не видит. То, наоборот, называет Ким Чен Ына маньяком, которого следует остановить и уже намекал на возможность превентивных ударов по Северной Корее. То говорит о том, что этот вопрос должен решать Китай, иначе «Пекин будет вынужден наблюдать, как страдает его торговля с США».

Из этого можно сделать вывод о том, что четкой программы решения вопроса у него нет. В принципе, неудивительно – как президент он должен концентрироваться на внутриполитических проблемах Америки, а остальное для него вторично. Но тогда – вопрос: а кто будет заниматься внешней политикой? Возможно, для нас будет важен не столько президент Трамп, сколько то, кто будет при нем госсекретарем, которому будет перепоручено принятие стратегических решений в данной области. Кто это будет, автору пока не ясно. Но учитывая, что в республиканском лагере хватает сторонников жестких действий в отношении Северной Кореи, Трамп вполне может сделать примерно то же самое, что до него сделал Ли Мен Бак. Взять ветеранов «холодной войны» и, по сути дела, разменять жесткую политику в отношении КНДР на более важные для него преобразования внутри Америки.

Трамп говорит: «Демократы не смогли решить проблему, а я решу». Но ведь он не говорит, как именно! Обаму и Клинтон он критикует за результат, но не разбирает ошибки в методах и не говорит, что бы сделал он на их месте.

Так мы приходим ко второй причине: Трамп – популист, а это накладывает отпечаток на его стиль принятия политических решений. Политики-популисты обязаны выглядеть круто и вести себя круто. И это загоняет их в ловушку – в случае определенного (не обязательно северокорейского) вызова Трамп будет обязан повести себя так, чтобы не потерять лицо и не выглядеть лузером, слабаком и неудачником. И это та же мотивация, с которой президент Джонсон вводил войска во Вьетнам.

Кроме того, популисты чувствительны к общественному мнению и им тяжело идти наперекор ему. Между тем в США по корейскому вопросу таковое вполне сложилось: КНДР – спасибо закону Стоунфиша – это ад на Земле, где всех стригут под вождя, раздают наркотики и расстреливают из миномета.

Он же говорил о том, что Южная Корея и Япония должны платить за содержание американских войск на своей территории «полным рублем», а иначе войска можно и вывести. При этом он же допускал вероятность того, что Южная Корея и Япония могут завести собственное ядерное оружие и тогда они с Севером будут сдерживать друг друга так. Но «Америка не договаривается со Злом, она его побеждает» – уступки патентованной стране мрака будут крайне малоприемлемы. Значит, решение северокорейской проблемы по Трампу вряд ли будет достижением консенсуса.

Третья причина – наиболее интересная. Допустим, что Трамп готов вывести американские войска из Южной Кореи и даже сделает это. Но куда денутся все договоры о взаимной обороне? Согласно им, если конфликт на Корейском полуострове начнется, Соединенные Штаты вынуждены будут защищать своего союзника, вне зависимости от того, есть их войска на полуострове или нет. Более того, в случае такой войны южнокорейская армия переходит в прямое подчинение американской. Да, они вполне могут ограничиться нанесением ударов высокоточным оружием и предоставив войну в поле своим южнокорейским союзникам, но без жертв даже в этом случае может не обойтись.

Далее, насколько снизится напряженность в регионе после вывода войск США? По сути, Трамп не против исчезновения прежнего миропорядка, построенного на ДНЯО, и допускает появление новых ядерных государств (включая Японию или РК) которые бы сдерживали друг друга на индо-пакистанский манер. Но вот вопрос: насколько уход американцев и/или ядерное оружие РК действительно станут средством сдерживания.

Вопреки представлениям некоторых патриотов и конспирологов, у которых все зло исходит из Вашингтона, а региональные власти – не более, чем его пешки, в современном южнокорейско-американском альянсе тренд на конфликт исходит скорее от Сеула, чем от Вашингтона. Добавим к этому то, что после ухода американцев южнокорейский генералитет окажется вынужден решать вопросы, к которым он не готов. Пока верховное командование было за янки, все серьезные вопросы стратегии, логистики и иного обеспечения войны лежали не на южнокорейских, а на американских генералах.

Затем, американская армия, как ни крути, имеет постоянный опыт военных действий на разных театрах военных действий и с разным противником. Из современных армий кроме нее этим может похвастаться только российская армия или армия Израиля. И хотя это, конечно же, не столкновение с противником равным по силам, подобный боевой опыт позволяет «совершенствоваться» и быть в тонусе. У южнокорейской армии такого опыта нет. Поколение молодых офицеров, которое воевало во Вьетнаме (к нему, кстати, относился экс-президент Чон Ду Хван) давно покинуло ряды вооруженных сил. А южнокорейский контингент в Ираке охранял южнокорейских же гражданских специалистов на максимальном удалении от района боевых действий и одержал бесчисленные победы в основном на страницах сценария популярного ныне сериала «Наследники солнца» (Descendants of the Sun).

Тем не менее диванные стратеги Республики Корея рьяно рвутся в бой, имея меньшее представление о том, какова может быть цена победы. И где гарантия того, что оказавшись без прямого контроля «молодые» военные Южной Кореи, о позиции которых я писал в одной из предыдущих статей, не решат попробовать сокрушить Пхеньян, надеясь на то, что в случае неудачи Америка все равно придет и спасет?

Так что даже при Трампе события на полуострове могут развиваться по-разному.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».