Главная

Китай

Северная

Корея

Южная

Корея

Россия

Япония

Другие

на сайт

mongolnow.com

31.01.2016

Интернет-журнал «Новое Восточное Обозрение»

Разобрав международную реакцию на испытание водородной бомбы КНДР, обратим особое внимание на позицию Китая и американо-китайскую полемику по поводу того, «что делать и кто виноват».

Сразу же стоит отметить на заявление Синьхуа от 8 января. С одной стороны, действия КНДР были подвергнуты осуждению, с другой – отмечено, что «именно антагонистический подход Вашингтона подтолкнул Пхеньян идти дальше по пути развития ядерного потенциала». «Воинственный подход США обострил у Пхеньяна чувство неуверенности и побудил страну продолжать не признавать ограничения, касающиеся нераспространения ядерного оружия. Балансирование КНДР на грани ядерной войны, которое действительно заслуживает международного осуждения, учитывая, что оно серьезно подрывает региональную стабильность и мир во всем мире, может быть отчаянной попыткой страны улучшить свои позиции в борьбе с Соединенными Штатами».

При этом, по словам анонимных источников агентства Енхап в дипломатических кругах, в Пекине были очень разозлены ядерным испытанием, которое случилось для них совершенно неожиданно, особенно на фоне активных попыток Пхеньяна улучшить двусторонние отношения. Официальный представитель МИД Китая Хуа Чуньин выступила с резким осуждением проведенных испытаний и фактически призналась, что Пекин не был предупрежден о запланированном испытании.

Также обратим внимание на ряд заявлений дипломатов и политиков США о том, что главный виновник случившегося – КНР и именно он должен принять максимум мер для «решения проблемы». Дескать, именно его политика и желание продолжать курс на шестисторонние переговоры превратились в попустительство по отношению к Пхеньяну. Как, например, высказался Госсекретарь США Джон Керри, «у Китая был конкретный подход к КНДР, и партнеры Пекина на шестисторонних переговорах – Россия, США, Республика Корея и Япония – согласились придерживаться такого курса. Он заключается в том, чтобы «дать пространство» КНР на взаимодействие с Пхеньяном в целях денуклеаризации Корейского пространства… Но теперь очевидно, что этот подход не сработал».

Иными словами, с 2003 года КНР продвигал идею шестисторонних переговоров как решения ЯПКП политико-дипломатическим путем, но его действия не привели к денуклеаризации. А значит, необходимо наращивать давление на КНДР и расширять санкции. Или модернизировать их так, чтобы они давали эффект, – а здесь многое зависит от Китая, через границу с которым идет основной товарооборот.

Дональд Трамп, скандальный кандидат в президенты США, также заявил 10 января, что Китай должен решить проблему, либо будет вынужден наблюдать, как страдает его торговля с США. Дескать, Китай обладает тотальным контролем над Пхеньяном, так что США должны найти способ заставить Пекин решить этот вопрос, максимально используя экономическое давление. Некоторые представители запада вообще начали заявлять о «китайском спонсорстве ядерного проекта КНДР».

Однако можно обратить внимание на то, что и эксперты по отношениям двух стран, и представители КНР иного мнения. Китайцы часто говорят, что у нас нет особых связей с КНДР, но это «нет особых связей» в зависимости от ситуации может означать как «у нас нет режима благоприятствования», так и «у нас нет рычагов влияния» и «наши возможности давить на КНДР ограничены». В чем-то это действительно так, поскольку идеологическое влияние действительно постепенно уменьшается, однако надо отметить, что и раньше Пхеньян слушал Пекин «постольку поскольку», особенно в ядерном вопросе. Ослабление влияния КНР связано и с тем, что Север выстраивает отношения с иными странами, в первую очередь, с Россией.

Затем, в Китае хорошо видно, как Америка и ее союзники под предлогом северокорейской угрозы накапливают силы отнюдь не против Севера, а в сложившейся ситуации пытаются обвинять Китай, хотя хорошо известно, чья неконструктивная позиция повлияла на срыв переговорного процесса как минимум не меньше, чем неуступчивость КНДР. Примеров тут можно привести много (хватит на серию статей, описывающих, как возникла ЯПКП и как пытались ее урегулировать), и нам будет достаточно вспомнить хотя бы то, как после того, как в 2005 году стороны выработали проект совместного решения, именно США и Япония сделали все для того, чтобы он не воплотился в жизнь.

Кроме того, в Китае хорошо видны военные приготовления. 13 января в своём обращении к народу президент РК Пак Кын Хе не исключила возможности рассмотрения вопроса о размещении в РК американских противоракетных комплексов THAAD. Это вызвало острую реакцию со стороны Пекина, где выступают против размещения THAAD, считая, что радары, которыми они оснащены, могут быть направлены на Китай.

Поэтому в газете «The Global Times» в ответ на обвинения Керри написали, пожалуй, еще жестче, чем в Синьхуа: «Истоки и причины северокорейской ядерной проблемы весьма сложны. С одной стороны, режим Северной Кореи избрал неверный путь для обеспечения своей безопасности, но с другой, США также постоянно выбирали враждебный подход к КНДР. И пока США, Южная Корея и Япония не изменят своего подхода к Пхеньяну, то нельзя надеяться на решение ядерной проблемы КНДР». Указано также, что надежда на то, что Пекин все за всех решит и заставит отказаться Север от ядерных амбиций, также «является иллюзией».

Комментируя возобновление пропаганды Сеулом и рейд стратегического бомбардировщика США в Южную Корею, представитель МИД КНР подчеркнул, что «ВСЕ стороны должны сделать совместные усилия для того, чтобы избежать дальнейшего нагнетания обстановки. Мы надеемся, что стороны будут принимать осторожные действия, чтобы поддерживать мир и стабильность в Северо-Восточной Азии». В общем, «мы-то делали все, что могли, а что вы сделали для того, чтобы сгладить проблему вместо того, чтобы ее обострять»?

Впрочем, Северу тоже демонстрируется неудовольствие. Как сообщили южнокорейские СМИ (а точнее, Чосон Ильбо) со ссылкой на свои источники в районе китайско-северокорейской границы, власти Китая ужесточили контроль на границе с Кореей. Будто бы, прекращено движение по мосту через реку Туманган, отменены некоторые проекты сотрудничества, а проходящие через пограничные и таможенные пункты грузы досматриваются теперь китайцами с особой тщательностью. О полноценных санкциях со стороны властей Китая данных нет, но они как минимум начали делать все «строго согласно правилам», которые ранее соблюдались не всегда.

Что это означает? На взгляд автора (мы не раз об этом писали) политика КНР в отношении государств Корейского полуострова постепенно начинает напоминать российскую с точки зрения «равноориентированности». При этом Китай играет на разногласиях двух Корей и на балансе сил. Северокорейский вопрос рассматривается им как в контексте создания на границах системы лояльных режимов (в этом контексте самовольные действия КНДР раздражают), так и в контексте потенциально усиливающегося противостояния с США (в этом контексте КНДР – союзник, пусть и непростой). Баланс этих факторов и определит конкретные действия.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».