Главная

Китай

Северная

Корея

Южная

Корея

Россия

Япония

Другие

на сайт

mongolnow.com

23.09.2016

Интернет-журнал «Новое Восточное Обозрение»

После проведения Севером пятого ядерного испытания южнокорейские военные обнародовали новый «Корейский план массированного наказания и возмездия» (KMPR: Korea Massive Punishment & Retaliation), который 9 сентября 2016 г. был представлен парламенту Южной Кореи.

Таковой будет нанесен, «как только Север покажет малейший признак использования ядерного оружия», после чего «Пхеньян будет превращен в пепел и удален с карты», для чего планируется использовать ракеты «Хёнму-3» радиусом действия до 1 тыс. км и крылатые ракеты класса воздух-земля Taurus радиусом действия более 500 км. Ожидается, что уже к концу следующего года все эти ракеты появится на боевом дежурстве.

Главная цель – северокорейский лидер, которого будут убивать, не считаясь с «сопутствующими потерями». Каждый район Пхеньяна (особенно места, где размещается северокорейское руководство) будет полностью уничтожен баллистическими ракетами и осколочно-фугасными снарядами. План предусматривает полное уничтожение его самолётов и поездов. Если Ким Чен Ын укроется в подземном бункере, то южнокорейские военные намерены использовать бетонобойные бомбы GBU-28, предназначенные для поражения укреплённых объектов – бункеров, ракетных шахт, складов и других, а также ракеты класса воздух-земля JDAM (Joint Direct Attack Munition). «Получив такой испепеляющий удар, которые ликвидирует все руководство страны, КНДР прекратит существовать как полноценное государство, даже если сможет само нанести ядерный удар», – сказал представитель военных в интервью южнокоерйским СМИ.

А если не поможет и это, на Север будут направлены спецподразделения, цель которых – уничтожение военного руководства КНДР, начиная с Ким Чен Ына. Заявляется, что это почти 75-й парашютно-десантный разведывательный полк специального назначения Сухопутных войск США, который предназначен для уничтожения ключевых объектов противника, проведения стратегической разведки, поисково-спасательных и десантных операций, отчего грядущая ликвидация Кима уже напоминает ее авторам американскую операцию по уничтожению Усамы бен Ладена в 2011 году.

Как пишут отдельные СМИ, США не остались в стороне от этого вопроса. Вашингтон и Сеул уже проводят активные консультации и намерены выработать «единый план возмездия» против КНДР, где к южнокорейскому плану KMPR присоединятся американские стратегические бомбардировщики В-52, В-2, атомные подводные лодки, которые должны будут быстро развернуты в случае опасности.

И все было бы хорошо с этим планом превентивного удара, который позиционируется как разработанный только что и в ответ на пхеньянские угрозы, если бы не несколько «милых деталей».

Во-первых, такими заявлениями государство, подписавшее все соответствующие конвенции и позиционирующее себя как «ответственного члена мирового сообщества», заявляет о том, что в качестве цели будет взят заведомо невоенный объект с населением примерно в 2,5 миллиона жителей, которых планируется полностью уничтожить. Нет, конечно, это еще не Холокост, но на уровне геноцида в Руанде. Притом что ранее в рамках системы ответного удара по ракетно-ядерным объектам Севера «Kill Chain» речь шла об упреждающем ударе по позициям ракет и ядерной инфраструктуре, чего вполне бы хватило для «обезоруживающей атаки».

И кстати, российское посольство как раз находится в одном из тех районов, которые обещали стереть с лица земли. Как и посольство КНР. Хорошо ли просчитали южнокорейские военные последствия такого шага?

Обратим внимание и на специфическую формулировку. Если северяне говорят о «превентивном ударе в ответ на провокации», то есть подразумевается, что какая-то горячая фаза конфликта уже будет, южане планируют свой превентивный удар в случае «малейших попыток приготовления». Тем самым существенно повышая вероятность нелюбимой, но часто упоминаемой автором «войны из-за кролика», начинающейся оттого, что в обстановке взаимной демонизации и расшатанных нервов что-то кому-то померещится.

Во-вторых, рассуждая об уничтожении северокорейского руководства и стирании Пхеньяна с земли с характерной экспрессией и использованием «языка ненависти», южнокорейские военные заставляют нейтрального автора задаться вопросом, а не слишком ли напоминает похожее истеричное бряцание оружием северокорейские заявления о превращении Сеула в море огня. И не указывает ли это на то, что стороны того конфликта – два сапога пара. Никто не запрещает суверенным государствам вести себя как Северная Корея, но и отношение к ним будет такое же. И более того, если анахронистичная риторика КНДР во многом дань традиции, то подобные речи в исполнении южан вызывают куда больший интерес.

В-третьих, подобные заявления из уст южнокорейских военных автор не слышал лет пять минимум. Различались только детали блицкрига. Поколение военных, которое получило большие звезды при консерваторах, еще при Ли Мен Баке нашло общий язык с отвечавшими за межкорейскую политику ветеранами «холодной войны», находилось в абсолютной уверенности, что подавляющее техническое преимущество и господство на море и в воздухе позволит Южной Корее одержать победу над Северной даже без помощи Соединенных Штатов. Фразу «если политики не будут нам мешать, мы уничтожим Северную Корею как государство за 90 часов» я впервые услышал в 2010 году на волне ажиотажа вокруг гибели корвета «Чхонан».

Последнее довольно важно, так как, поскольку эти планы были секретом Полишинеля, то, возможно, стремительный рывок ракетно-ядерной программы КНДР был связан именно с этим.

Ведь если сравнивать военно-технический потенциал Севера и Юга, то сравняться с Югом в конвенционном оружии Север не может. Если Юг будет воевать, уничтожая северян бомбардировками и минимизируя возможность прямого контакта, это будет достаточно неприятная война для Пхеньяна. Но когда у тебя есть баллистическая ракета с ядерной боеголовкой, даже если вероятность ее применения крайне мала, противник обязан ее учитывать, и тогда риск становится неприемлемым, даже если речь пойдет о превентивном ударе. Доктрина «гарантированного взаимного уничтожения» сыграла в холодную войну очень важную роль инструмента сдерживания.

Подводя итоги. Хорошо, что планы, которые южнокорейцы до определенного времени прятали в шкафу, ныне вынесены на всеобщее обозрение. Это как минимум объясняет то, чего опасается и к чему готовится Пхеньян, а также лучше позволяет определить какова реальная доля каждой из сторон в раскачивании межкорейского конфликта.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».