Главная

Китай

Северная

Корея

Южная

Корея

Россия

Япония

Другие

на сайт

mongolnow.com

22.04.2016

Интернет-журнал «Новое Восточное Обозрение»

Уже пять лет прошло с аварии на японской АЭС «Фукусима-1», последствия которой Страна восходящего солнца ощущает до сих пор. Эта катастрофа чуть было не поставила крест на всей японской атомной энергетике, вызвав у общественности страны страх и недоверие ко всем имеющимся в Японии атомным электростанциям – работающим и строящимся. Под ее давлением японские власти остановили все действующие реакторы, чтобы провести тщательную проверку их безопасности. Строительство новых также было остановлено. Высказывалось мнение, что Япония вообще должна отказаться от АЭ, полностью перейдя на углеводородное топливо, и сделать это планировалось к 2030 г.

Однако со временем эмоции схлынули и вернулось осознание того, что Япония – страна с большим населением и большими энергетическими потребностями, и при этом она отнюдь не богата природными ресурсами и вряд ли может себе позволить отказ от относительно дешевой АЭ. После прекращения работы последней АЭС в 2012 г. японская экономика довольно быстро ощутила неприятные последствия, такие как снижение производства или его перенос за границу и в результате – падение ВВП. Это неудивительно, ведь до аварии на «Фукусиме-1» в Японии работало 54 реактора, которые давали около 30% всей электроэнергии, потребляемой страной. Этот показатель планировалось довести до 40% к 2020 г. АЭ была приоритетной отраслью японской экономики, на которую возлагались огромные надежды ввиду отсутствия в стране больших природных запасов углеводородов. АЭС строились по всему архипелагу в течение десятилетий. Особое внимание уделялось внедрению технологии быстрых нейтронов, которая позволяет повторно использовать отработанное топливо. Также велась активная работа среди населения с целью убедить его в безопасности АЭ. Трудно вообразить, какие убытки потерпела экономика Японии после закрытия всех ее АЭС.

Когда шок от катастрофы прошел, а энергетические и экономические проблемы усилились, японское руководство стало постепенно отказываться от планов полной замены АЭ. Стране это оказалось не по карману, по крайней мере, до тех пор, пока не будут освоены новые, возобновляемые источники энергии, как, например, планирует сделать Германия к 2050 г. В 2013 г. японское правительство официально заявило, что не намерено полностью отказываться от АЭ, вычеркнув этот проект из «Белой книги по энергетике». Отрасль понемногу начала восстанавливаться.

Естественно, наученные горьким опытом японские атомщики теперь уделяют гораздо большее внимание безопасности. За годы простоя все японские реакторы были подвергнуты множеству проверок и оснащены дополнительными защитными приспособлениями на случай землетрясений, цунами и прочих стихийных бедствий. Причины аварии на фукусимской АЭС подверглись тщательному исследованию, а полученные данные японские ученые предоставили в свободном доступе для всей мировой общественности. Вооружившись новыми знаниями, Япония на свой страх и риск с 2014 г. начала открывать старые и продолжает строительство новых АЭС. К концу 2015 г. уже работали два энергоблока станции Сэндай в г. Сацума, еще 5 получили разрешение на работу. Принимая решение о повторном вводе в эксплуатацию АЭС Сэндай, местные власти не скрывали, что одной из причин их решения является большая стоимость традиционного топлива – сжиженного газа. При этом они заверили, что станция прошла все испытания и способна вынести воздействие стихии.

С начала 2016 г. ведутся разговоры о повторном введении в эксплуатацию реактора на быстрых нейтронах «Дзее», который был в ремонте после аварии в 2007 г. До этого в стране работал один реактор на быстрых нейтронах – «Мондзю», однако осенью 2015 г. его работа была приостановлена. Работа реактора на быстрых нейтронах имеет не только экономическое, но и политическое значение для Японии. Дело в том, что из-за прекращения их использования в стране накопился чрезмерный запас плутония — почти 50 тонн на конец 2014 г. Это вызывает волнение мировой общественности, поскольку плутоний можно использовать для создания ядерного оружия. Особенное беспокойство проявляет Китай: на 70-й сессии Генеральной ассамблеи ООН представители КНР заявили, что Япония обладает достаточным количеством плутония для изготовления 1350 ядерных зарядов. По мнению китайской прессы, во взглядах нынешнего японского премьера Синдзо Абэ присутствуют ультраправые элементы, и его действия, связанные с укреплением обороноспособности страны, также настораживают. Китай – не единственная страна, обеспокоенная этим вопросом. Так, в 2014 г. США потребовали от Японии вернуть плутоний, приобретенный у них в 1960-70-е годы. Япония выполнила это требование в конце марта 2016 г., но и после этого у нее остается очень много плутония. Таким образом, возобновление работы АЭС, расходующих этот материал, нужно Японии, чтобы обелиться в глазах других стран. Это еще одна причина, по которой Япония не может отказаться от АЭ.

Очевидно, что решение о возврате к АЭ было вынужденным шагом для Японии, который связан с немалым риском. Страна до сих пор борется с последствиями фукусимской катастрофы, и эта борьба ей дается с трудом. В ноябре 2015 г. в Токио состоялась конференция, посвященная российским атомным технологиям. На ней выступил с заявлением глава японского «Центра реагирования на ядерные инциденты департамента электроэнергии и газа Агентства по природным ресурсам» Дзюньити Эгути. По его словам, Японии недостаточно собственных ресурсов и технологий, чтобы справиться с последствиями аварии, и что она рассчитывает на помощь России. Одной из причин такого заявления могло стать обнаружение 500-метровой трещины в защитной стене, препятствующей стоку радиоактивных фукусимских вод в океан.

Ответ не заставил себя ждать: в тот же день заместитель главы российской госкорпорации «Росатом» Кирилл Комаров заявил, что компания готова предложить Японии свои проекты по ликвидации последствий аварии, а также по выводу из эксплуатации ненадежных АЭС.

На самом деле российско-японское сотрудничество в области атомной энергетики имеет давнюю историю, а после аварии на «Фукусиме-1» оно заметно усилилось. Так, в 2014 г. российские компании были выбраны подрядчиками для очистки радиоактивной фукусимской воды.

Японии предстоит еще долгая и трудная работа по двум направлениям: во-первых, ликвидация последствий аварии и обеспечение своей экологической безопасности, во-вторых, обеспечение своей энергетической безопасности, и важно, чтобы движение по одному направлению было не в ущерб другому. И на том, и на другом направлении Стране восходящего солнца может потребоваться помощь России, что создает почву для развития отношений между нашими странами.

Дмитрий Бокарев, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».