Главная

Китай

Северная

Корея

Южная

Корея

Россия

Япония

Другие

на сайт

mongolnow.com

20.02.2017

People's Daily

Недавно премьер-министр Японии Синдзо Абэ посетил США, что стало его первым визитом в Америку после вступления Трампа в должность президента. Стороны провели официальные переговоры, выступили с совместным заявлением и приняли участие в пресс-конференции, а также сыграли в гольф. Все эти действия выглядят очень теплыми и дружественными.

Можно легко увидеть, что визит Абэ имеет три цели. Во-первых, намерение, используя взятые новым президентом США обязательства по безопасности в отношении Японии, укрепить американо-японский союз. Во-вторых, распространение информации о «китайской угрозе», чтобы совместными усилиями США и Японии сформировать ситуацию сдерживания подъема Китая. В-третьих, вручение большого «экономического подарка», продвижение стабильного развития американо-японских экономических отношений.

Чтобы достигнуть указанных целей, Абэ тщательно готовился и планировал поездку, однако полученный эффект вряд ли будет отвечать его ожиданиям.

Во-первых, в союзнических отношениях Японии и США по-прежнему есть проблемы, требующие решения. Лидеры двух стран по итогам переговоров выпустили совместное заявление о том, что США будут применять все военные мощности, включая обычное вооружение и ядерное оружие, для защиты Японии, это обязательство «непоколебимо». Тем не менее, данное обязательство вовсе не является безвозмездным, Японии придется заплатить соответствующую цену. В последние годы правительство Абэ вызвало недовольство США не слишком благополучным перемещением американской военной базы «Футенма». В ходе данного визита в США, Абэ в совместном заявлении заверил, что перемещение базы – «единственно верное решение», после возвращения в Японию, неизбежно усилится давление на Окинаве. По вопросу расходов на военные силы США в Японии, Трамп хочет, чтобы Япония взяла на себя больше ответственности.

Во-первых, Трамп совершенно не следует написанному Абэ «сценарию» в игре сдерживания Китая. В действительности, США и Япония снова подтвердили применение пятого пункта «Соглашения о безопасности между Японией и США» в отношении островов Дяоюйдао, стороны также обсудили ситуацию в Восточно-Китайском и Южно-Китайском море, но в основном это были повторные заявления, связанные с периодом правления Обамы. Администрация Трампа вовсе не спешит предоставлять Японии поддержку по вопросу о суверенитете над архипелагом Дяоюйдао, США очень осторожны в морских вопросах, стараются избегать прямых указаний на Китай. Еще более неловким для Абэ является то, что Трамп, отвечая на вопрос в ходе пресс-конференции, подчеркнул «дружественные отношения» между Китаем и США, а также отметил выгоду, которую получит Япония от преимуществ китайско-американской дружбы.

Кроме того, в сфере торгово-экономического сотрудничества с США, перед своим визитом Абэ сделал большой «подарок» Трампу, объявив о том, что японская сторона в ближайшее десятилетие инвестирует 150 млрд долларов США в строительство инфраструктуры, а также создаст в США 700 тысяч рабочих мест и рынок масштабом 450 млрд долларов США. Вместе с тем, в переговорах с США японская сторона намеренно избегает торговых, валютных и других конфликтных моментов. Япония также предложила в рамках диалога между заместителем премьер-министра Японии и вице-президентом США строить взаимовыгодные американо-японские экономические связи. К сожалению, японский «подарок» трудно осуществить, вплоть до того, что даже давнее намерение экспорта японских технологий высокоскоростных поездов в США не сможет удовлетворить желание Трампа. Таким образом, в Японии нарастает беспокойство относительно торговых трений между Японией и США, многие представители бизнес-сообщества ставят под сомнение эффективность действий Абэ в сближении с США ради национальных экономических интересов.

Всевозможные неловкости во время визита Синдзо Абэ отражают его чрезмерную веру в союзнические отношения. Япония должна выбрать верное направление, а слепая вера в альянс - явно ошибочный путь.

Автор - заместитель директора Института международной стратегии Китайского НИИ международных проблем Су Сяохуэй