Главная

Китай

Северная

Корея

Южная

Корея

Россия

Япония

Другие

на сайт

mongolnow.com

19.08.2016

Интернет-журнал «Новое Восточное Обозрение»

Проведенное 3 августа с.г. очередное «переформатирование» кабинета министров Японии, которое стало третьим с момента занятия Синдзо Абэ с конца 2012 г. поста премьер-министра страны, заслуживает особого внимания по нескольким причинам. Хотя бы потому, например, что среди них очевидным образом присутствуют мотивы, обусловленные процессом «нормализации» Японии, развитие которого уже оказывает существенное влияние на ситуацию в АТР.

Кроме того, ряд других важных событий последнего времени (итоги губернаторских выборов в столичном административном округе «Токио», заявление Акихито о намерении снять с себя обязанности Императора) позволяют говорить о том, что нынешние изменения состава правительства могут оказаться началом серьёзных подвижек в системе государственного управления Японии в целом.

Что касается «переформатирования» собственно правительства, то, как и ранее, оно носило характер формальной реакции правящей элиты на итоги очередных всеобщих выборов. Таковыми на этот раз явились промежуточные выборы в верхнюю палату парламента, прошедшие 10 июля с.г., на которых правящая Либерально-демократическая партия (ЛДП) вместе с «младшими» партнёрами одержала убедительную победу.

В центр предвыборной кампании ЛДП постаралась поставить вопросы экономической политики правительства, обозначаемой в журналистских кругах мемом «абэномика». Несмотря на то, что за последний год был утрачен положительный эффект «абэномики» первых двух лет, но в виду отсутствия у оппозиции внятной альтернативы в области экономической политики, обыватель, видимо, решил «пусть пока всё остаётся, как есть».

В ЛДП истолковали итоги выборов как одобрение экономического курса С. Абэ. Поэтому весь «экономический» блок правительства во главе с вице-премьером Таро Асо остался в неизменном виде.

Что касается других ключевых постов, то обращает на себя внимание переназначение Фумио Кисиды на должность министра иностранных дел и Ёсихидэ Суги руководителем аппарата правительства.

Таким образом, давно проверенные ближайшие соратники С. Абэ, полностью разделяющие его взгляды на основные аспекты внутренней и внешней политики Японии, сохранили контроль над ключевыми постами в правительстве.

Однако на одном из них появилось относительно новое лицо, сразу оказавшееся в фокусе внимания мировых новостных агентств. Речь идёт о должности министра обороны страны, на которое назначена Томоми Инада, в 2013-14 гг. уже выполнявшая в правительстве С. Абэ обязанности министра по делам административных реформ. Юрист по образованию 56-летняя Т. Инада в последнее время отвечала за выработку политического курса ЛДП, лидером которой остаётся С. Абэ.

Следует отметить, что появление во главе оборонного ведомства Японии «дамы, приятной во всех отношениях», вызвало довольно «кислую» реакцию в Китае. Именно назначение Т. Инады на должность министра обороны страны, одного из главных геополитических оппонентов КНР, в Пекине посчитали верным признаком дальнейшего «сдвига вправо» внешней политики правительства С. Абэ. Статья на эту тему в Global Times сопровождается иллюстрацией с приоткрытым «ящиком Пандоры», из которого уже идёт довольно густой дым.

Впрочем, схожим образом указанное назначение оценивают и в самой Японии. В частности, приводится фраза из лекции Т. Инады октября 2015 г. о том, что она «хочет покончить с послевоенным режимом и сделать Японию суверенной нацией по форме и существу».

Но как раз это составляет главную цель и всей политической карьеры её шефа С. Абэ. Обеспечение необходимых исходных позиций в парламенте для проведения радикальных изменений в ныне действующей «антивоенной» конституции неявным образом (то есть под прикрытием обсуждения экономических проблем) находилось в центре стратегии ЛДП накануне последних выборов в верхнюю палату. И эта задача успешно решена.

Не исключается перспектива дальнейшего политического возвышения Т. Инады, в частности, избрания её на должность руководителя правящей партии и, следовательно, занятия поста премьер-министра одной из ведущих мировых держав. Что соответствовало бы мировому политическому мейнстриму «Дамы вперёд».

Впрочем, пока нет никаких признаков того, что нынешний лидер ЛДП С. Абэ не выставит в очередной раз свою кандидатуру на эту должность в 2018 г., когда наступит календарный срок перевыборов руководства партии.

Кроме того, не менее (а возможно, и более) важным является то, что буквально в последние два-три месяца на роль будущей «железной леди Японии» обозначилась ещё одна и столь же амбициозная претендентка. Речь идёт о Юрико Коикэ, триумфально победившей в ходе состоявшихся 31 июля выборов на крайне весомую в политическом плане должность губернатора Токио.

Здесь следует отметить несколько моментов. Во-первых, именно Ю. Коикэ стала в 2007 г. первой женщиной на посту министра обороны Японии во время первого премьерства С. Абэ. Правда, занимала она эту должность всего полтора месяца, а разгоревшийся вокруг неё скандал завершил череду неприятных происшествий с министрами тогдашнего кабинета С. Абэ, приведших, в конце концов, к роспуску правительства и уходу с политической арены (как тогда казалось, навсегда) самого премьера и его недавнего министра обороны.

Спустя годы «возрождение из пепла» обоих произошло почти мгновенно и трудно объяснимым образом. В течение нескольких месяцев второй половины 2012 г. это случилось с С. Абэ, который уже считается одним из самых успешных премьер-министров Японии последних двух-трёх десятилетий.

И вот теперь тоже происходит с Ю. Коикэ. Примечательно, что она блистательно победила на выборах в Токио в условиях, когда местное отделение «родной» ЛДП оказывало поддержку её конкуренту.

Обращает на себя внимание широкая поддержка Ю. Коикэ избирателями, формально относящих себя к самым разным партиям. Это делает её весьма значимым игроком на политическом поле Японии.

Однако самым серьёзным событием на этом поле, несомненно, стало давно ожидавшееся заявление Акихито от 8 августа 2016 г. о намерении сложить с себя полномочия Императора Японии. Представленные мотивы для такого (крайне неординарного для японской государственности) шага выглядят вполне убедительными. Возраст (82 года) и плохое состояние здоровья не позволяют далее эффективно выполнять предусмотренные нынешней конституцией функции «символа государства и единства нации». Которые, впрочем, являются существенно менее тяжкими, чем в предвоенные годы. Но дело в том, что одно из направлений процесса «нормализации» Японии обусловлено как раз намерением руководства ЛДП внести поправки в нынешнюю конституцию, которые повысят роль Императора в государственных делах.

Наряду с уже идущим расширением ответственности национальных вооружённых сил, попытками повысить роль премьер-министра в процедуре их задействования (и, соответственно, понижения в этом роли парламента) тенденция по повышению статуса Императора свидетельствует о движении Японии к новому формату государственности.

А, в соответствии с исторической традицией, новую Японию должен возглавить и новый Император.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».