Главная

Китай

Северная

Корея

Южная

Корея

Россия

Япония

Другие

на сайт

mongolnow.com

18.04.2016

Интернет-журнал «Новое Восточное Обозрение»

Список американских граждан, пострадавших от северокорейского режима, пополнился еще одной жертвой. 16 марта 2016 года Верховный суд Северной Кореи приговорил студента из США к 15 годам трудовых лагерей «за совершение враждебного акта против единства страны».

Арестованный американский студент из университета Вирджинии — 21-летний Отто Фредерик Вомбиер (Otto Frederick Warmbier) изучал экономику и входил в число 7% лучших студентов по результатам учебы. Прошлый год он провел в Лондонской школе экономики. На его профессиональной страничке в социальных медиа значится, что он является директором «альтернативного инвестиционного фонда». За последние годы он посетил Кубу, Ирландию, Израиль, а в КНДР приехал по туристической визе 29 декабря из Пекина на новогодний тур, в конце которого, уже в аэропорту, был задержан 22 января 2016 г.

Обстоятельства его задержания разнятся. По одной версии, его хватились только по прибытии, по другой, перед вылетом он жаловался на сильную головную боль и требовал, чтобы его отправили в больницу; по третьей, он сказал что-то не то охраннику аэропорта, после чего его «утащили»; информация о склонности его группы к ночным посиделкам под водку в британской прессе пропала.

Тем не менее 29 февраля Вомбиер устроил пресс-конференцию, на которой рассказал о причинах задержания и выразил надежду, что правительство КНДР проявит к нему снисхождение, и он сможет воссоединиться со своей семьей.

Отвечая на вопрос корреспондента ТАСС о причине ареста, Вомбиер ответил, что ночью 1 января «пробрался в служебное помещение гостиницы и сорвал со стены вывешенный там корейский политический плакат». Точнее, целый большой настенный лозунг.

При этом, если верить Отто Фредерику, сделал он это по заданию «Единой миролюбивой методистской церкви» США, а точнее, матери своего лучшего друга, которая работает там диаконессой. Указанная дама будто бы сказала ему, что если он снимет и привезет важный политический лозунг Северной Кореи, его можно будет повесить в ее церкви как «трофей». И добавила, что, «снимая лозунг, мы должны ославить сплоченность северокорейцев и показать, как Запад оскорбляет их страну». За это юноше обещали подержанную машину стоимостью в 10 тысяч долларов, а в случае чего — 200 тысяч долларов семье на обучение младших брата и сестры. Так как его семья нуждалась, после некоторых раздумий он согласился. Также его подстрекали действующая в структуре Университета Вирджинии благотворительная организация «Общество-Z» (на деле, характерное для американских университетов «тайное общество») и чуть ли не ЦРУ США.

23 декабря 2015 года в качестве тренировок Вормбиер украл дорожные знаки, которые потом спрятал под кроватью на снятой квартире. 30 декабря 2015 года он спросил у сопровождающего гида, где в отеле главные лозунги, и выяснил, что они находятся на служебной территории. Приблизительно около двух часов ночи он наконец проскользнул в служебное помещение и сдернул лозунг, — однако тот оказался намного крупнее и тяжелее, чем он думал, и поняв, что донести его до номера не выйдет, Отто Фредерик вернулся ни с чем.

Отвечая на вопрос об условиях содержания, американец поблагодарил власти КНДР «за проявленное к нему гуманное отношение». «Со мной обращаются в самом гуманитарном отношении: живу в пансионе класса гостиницы, ни пыток, ни давления, три раза в день питание высокого класса, полный медицинский осмотр, каждый день одночасовая прогулка на улице, один раз в неделю сауна и стрижка. Сплю больше, чем 8 часов», – сообщил он, после чего со слезами на глазах заявил, что «сознает тяжесть совершенного им преступления», принес извинения правительству и народу КНДР и призвал своих соотечественников не доверять администрации США и церкви, которые «используют грязные методы для того, чтобы запятнать имидж КНДР на международной арене».

У автора, конечно, складывается ощущение, что на самом деле речь шла не столько о провокации, изначально спланированной коварной пасторшей, сколько ухарским желанием привезти из Северной Кореи что-нибудь редкое и эдакое. А затем, понимая, что надо говорить в ситуации, когда тебя схватили с поличным, Отто Фредерик выдал идеологически правильную версию, в которой он представал не хулиганом, а, можно сказать, жертвой спецслужб, отправленной на самоубийственное задание.

Впрочем, автор все равно не понимает, зачем человеку потребовалось красть плакат из служебного помещения, если при определенном желании и минимальном контакте с гидами, похожее произведение (пусть и не такого размера) можно было бы спокойно добыть как сувенир. Во всяком случае, у определенной части российских туристов, посещающих Северную Корею, таких проблем обычно не возникает.

Понятно, что пятнадцать лет за сорванный лозунг, по европейским меркам, – дикость, хотя то, что считается в одном регионе дикостью, в другом может восприниматься как вполне адекватное наказание. Можно вспомнить, как в странах вроде Сингапура случайно «забытый» в кармане пакетик марихуаны может оказаться поводом для аналогичного тюремного срока или смертной казни западного туриста. Похожая участь ждала бы Отто Фредерика и в том случае, если бы, будучи в Таиланде, он попытался аналогичным образом сорвать на сувенир плакат с изображением короля: тамошние законы об оскорблении величества существенно превосходят северокорейские с точки зрения возможной жесткости. С другой стороны, в Соединенных Штатах можно получить аналогичный срок за фривольную фотографию, которая, с точки зрения какого-нибудь отъявленного ревнителя благочестия, может быть сочтена детским порно. Просто в одних случаях реакция на подобный срок сводится к «Какой ужас!», а в другой к «Что ж, таковы их национально-культурные особенности. Да, это неприятно, но законы соблюдать надо».

К тому же, как показывает опыт, обладатели подобных сроков редко досиживают их до конца. Можно вспомнить хотя бы судьбу предыдущих американских граждан, получивших в недавнее время тюремные сроки и освобожденных в 2015 году. Наиболее близок к нашему кейс Мэтью Миллера, который был задержан 10 апреля 2014 года после того, как разорвал въездную визу. В ходе следствия выяснилось, что он сам спровоцировал задержание, чтобы «оказаться в тюрьме, изучить ситуацию с правами человека, а затем прославиться на весь мир». 14 сентября Миллер был приговорен к шести годам принудительных работ, но уже 11 ноября – освобожден.

В конце концов, надо помнить, что содержание подобных узников совести существенно отличается от обычной участи заключенных КНДР: освобожденный немедленно превратится в важного свидетеля, чьи показания будут массово растиражированы, а отдавать противнику возможный компромат Пхеньян не будет. Более того, если с гражданином США в северокорейской тюрьме что-нибудь случится, то, как пошутил один из респондентов автора, «новое ядерное испытание окажет на общественное мнение Америки меньшее воздействие, чем эта смерть».

Так что не будем драматизировать ситуацию и понадеемся как на то, что непутевый студент осознает свои ошибки, так и на то, что этот срок будет предупреждением другим – не воспринимать туры в КНДР как экзотическое сафари или подвид приключения на собственные «вторые 90».

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».