Главная

Китай

Северная

Корея

Южная

Корея

Россия

Япония

Другие

на сайт

mongolnow.com

16.05.2016

Интернет-журнал «Новое Восточное Обозрение»

Прошедшее со 2 по 6 мая с.г. европейское турне премьер-министра Японии Синдзо Абэ состояло из двух частей. Первая включала в себя визиты в Италию, Францию, Германию и Великобританию, то есть в четвёрку ведущих участников ЕС, а также посещение штаб-квартиры этого Союза. Вторая заключалась в посещении России и проведении переговоров с президентом В.В. Путиным в неофициальной обстановке в Сочи.

Не имеет смысла заниматься спекуляциями на тему, какая из этих частей для Японии и её премьера имели большее значение. Ибо в процессе бесед с европейскими лидерами и российским президентом С. Абэ решал по большей части разные (но одинаково важные для страны) задачи.

В ходе западноевропейской части турне его интересовали три основных вопроса: сроки завершения продолжающихся с апреля 2013 г. переговоров с ЕС на предмет заключения двустороннего соглашения о свободной торговле, перспектива целостности ЕС накануне референдума в Великобритании и окончательная «сверка часов» с четырьмя участниками предстоящего саммита G-7.

Переговоры по первому вопросу ранее предполагалось завершить в конце 2015 г. подписанием соответствующего документа. Однако теперь в ходе встречи С. Абэ с лидерами ЕС в Брюсселе эта дата была сдвинута на год и, по заявлению председателя ЕС Дональда Туска, она будет приурочена к очередному саммиту Япония-ЕС, который состоится во второй половине с.г.

В Лондоне С. Абэ выступил в качестве откровенного лоббиста сохранения членства Великобритании в ЕС. В адрес британского электората, который на предстоящем 23 июня референдуме должен ответить на вопрос оставаться или нет стране в ЕС, прозвучали недвусмысленные предупреждения. По форме они носили не менее жёсткий характер, чем те, которые двумя неделями ранее в ходе рабочей поездки в Великобританию позволил себе Барак Обама, что вряд ли вызывает удивление, особенно учитывая связь политики Вашингтона и Токио.

На встрече с журналистами С. Абэ, в частности, сказал: «Для Японии совершенно очевидна предпочтительность сохранения Великобританией членства в ЕС. Многие японские компании ведут здесь бизнес только потому, что Великобритания является для них шлюзом в ЕС». Он посчитал также уместным напомнить, что свыше тысячи японских компаний обеспечивают работой порядка 140 тыс. британцев.

Что касается вопроса о предстоящем саммите G-7, то для С. Абэ он приобретает особую актуальность в связи с тем, что на этот раз встреча лидеров «Большой семёрки» пройдёт в Японии. И хотя повестка дня, а также итоговые документы, видимо, уже в основном сформулированы в ходе переговоров на министерском уровне, но окончательное согласование текстов, а также внесение в них «последних штрихов», безусловно, заняло важное место в ходе бесед С. Абэ с европейскими коллегами.

С каждым из европейских партнёров С. Абэ обсуждал и некоторые специфические проблемы. Так, Ангела Меркель, жёсткая противница накачивания денежной массой экономик ведущих стран мира, в очередной раз высказала неодобрение мерами подобного стимулирования стагнирующей японской экономики, которые уже четыре года предпринимаются правительством С. Абэ. Для последнего эта беседа, а также переговоры с премьер-министром Италии Маттео Ренци, видимо, носили зондажный характер, поскольку на предстоящем заседании G-7 тема финансовой политики стран-участниц и в целом состояние мировой экономики займёт одно из приоритетных мест.

Не меньшее внимание будет уделено террористической угрозе и кооперация усилий участниц G-7 по её парированию. Эта тема обсуждалась в ходе переговоров С. Абэ с президентом Франции Франсуа Олландом.

О содержании трёхчасовой беседы в Сочи премьер-министра Японии с российским президентом можно судить только по скупым высказываниям официальных представителей обеих стран и комментариям новостных агентств. Следует напомнить, что два года назад стороны договорились не выносить на публику сложный процесс разрешения крайне чувствительной для общественности обеих стран «проблемы Северных территорий» и темы заключения двустороннего мирного договора.

До недавнего времени в Японии придерживались мнения, что именно эта проблема является главным препятствием для резкого расширения масштабов экономических отношений с Россией. Однако в последние месяцы в риторике С. Абэ появились определённые новации и стремление к компромиссам, которые отразились на итогах сочинских переговоров. Теперь говорится о «параллельности» процессов разрешения упомянутой проблемы и развития японо-российских отношений. Что само по себе является качественным, положительным новшеством в процедуре многолетних двусторонних переговоров.

Популярно мнение о мотивации этих новаций исключительно тактикой внутриполитической борьбы, которую ведут правящая Либерально-демократическая партия (ЛДП) и её лидер С. Абэ накануне предстоящих летом с.г. выборов в верхнюю палату парламента Японии.

Указанный мотив действительно наблюдается. На фоне продолжающейся экономической стагнации, ЛДП и нынешний кабинет министров остро нуждаются в демонстрации хоть каких-то успехов. И в качестве такового электорату вполне можно «выкатить» прогресс в разрешении «проблемы Северных территорий».

Однако, на авторский взгляд, основной из упомянутых мотивов далеко выходит за масштабы этой проблемы и носит гораздо более сложный, фундаментальный характер. Главное заключается в повышении значимости российского фактора на фоне общей тенденции к обострению ситуации в Восточной Азии. Этот тренд сопровождается усилением «неоизоляционистских» тенденций в США и продолжающимся ростом роли Китая в АТР в целом.

Оба ведущих мировых игрока, США и Китай, незримо находились рядом со всеми столами переговоров, за которыми пришлось посидеть японскому премьер-министру в ходе нынешнего европейского турне. Иначе просто и быть не может, принимая во внимание сложное и противоречивое переплетение интересов всех основных участников новой глобальной политической игры, которая развивается с окончанием холодной войны.

Никто из мировых игроков не располагает абсолютной свободой действий, которая позволяла бы ему оперировать без оглядки на партнёров по игре. Представляются поверхностными нередкие суждения о полной зависимости (или даже «марионеточном характере») внешней политики Японии (и Германии) по отношению к США.

В условиях роста напряжённости в Восточной Азии Япония не меньше США заинтересована в сохранении и укреплении японо-американского военно-политического альянса. Поэтому с такой настороженностью воспринимается «неоизоляционистская» риторика Дональда Трампа. И поэтому же С. Абэ вынужден оглядываться на Вашингтон в процессе выстраивания отношений с ЕС и Россией.

Ни о какой «марионеточности» Японии речи быть не может. Иллюстрация в китайской Global Times, изображающая руку с американским флагом на манжете, которая держит за ногу С. Абэ (направляющегося на встречу с В.В. Путиным), скорее, забавна, чем адекватна реальной ситуации.

Для её точного отображения следовало бы пририсовать руку с японским флагом (а также австралийским, вьетнамским, филиппинским, индийским и рядом других государственных символов) на манжете, которая держит за ногу «дядю Сэма», в последние годы не раз пытающегося «навострить лыжи» с передовых позиций противостояния с КНР. (Вопреки смысловому содержанию деклараций об «азиатском развороте» американской внешней политики.)

В свою очередь Россия не может развивать отношения с Японией без учёта серьёзности проблем в японо-китайских отношениях, а также того факта, что Китай является одним из основных политико-экономических партнёров РФ, с которым у нас общая граница протяжённостью в 4 тыс. км.

Осознание в Токио и Москве весомости реалий, вроде бы внешних по отношению к формату двусторонних отношений, должно стать залогом их дальнейшего успешного развития на пользу, а не на обострение ситуации в Северо-Восточной Азии.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».