Главная

Китай

Северная

Корея

Южная

Корея

Россия

Япония

Другие

на сайт

mongolnow.com

13.05.2016

Интернет-журнал «Новое Восточное Обозрение»

Не успел развеяться виртуальный дым после четвертого ядерного испытания КНДР, как южнокорейские эксперты начали говорить о том, что вот-вот случится пятое, и к нынешнему времени прошло уже несколько дат, на которые разведчики или политики Республики Корея (РК) «назначали» северокорейский ядерный салют.

7 апреля 2016 г. министр обороны РК Хан Мин Гу объявил, что 15 марта Ким Чен Ын дал приказ о подготовке к проведению такого  испытания. Как объяснил глава оборонного ведомства РК, результаты осмотра с помощью южнокорейских и американских разведывательных аппаратов северокорейского ядерного полигона в районе деревни Пхунге-ри уезда Кильчжу-гун провинции Пхёнан-Пукто показывают, что к испытанию всё готово, достаточно приказа руководства страны. Испытания могут быть проведены в подземном и надземном вариантах.

17 апреля агентство Ёнхап сообщило о резком усилении передвижения людей и техники на полигоне Пхунге-ри и сделало из этого вывод, что испытание состоится до начала мая.

18 апреля о замеченных признаках подготовки к испытанию заявила лично президент Пак Кын Хе: «Мы находимся в ситуации, когда мы не знаем, когда Северная Корея устроит провокацию для того, чтобы преодолеть свою изоляцию и укрепить внутреннее единство».

Затем появилась волна публикаций о том, что подобным образом отметят день армии, который празднуется в КНДР 25 апреля, но, как мы видим, на дворе уже май, а взрыва еще нет. Тем не менее 28 апреля президент Республики Корея Пак Кын Хе приказала министерствам и правительственным агентствам быть готовыми к проведению КНДР очередного ядерного испытания.

Правда, 2 мая 2016 г. американский интернет-портал 38 North со ссылкой на результаты анализа спутниковых снимков сообщил, что активность Севера на полигоне в районе деревни Пхунге-ри провинции Пхёнан-Пукто нельзя с полной уверенностью назвать признаком подготовки к проведению пятого ядерного испытания. Да, у северного туннеля, в котором проводилось четвёртое испытание, замечен транспорт и куча породы. Однако сложно сказать, с чем это связано. Вокруг не видно ни одного человека. Впрочем, на сайте указывается, что на этот раз Север может поступить так же, как и  во время четвёртого ядерного испытания, которое было проведено без предварительного уведомления.

Что и зачем будут испытывать тоже активно прогнозируется. Как считает сотрудник американского фонда Heritage Foundation Брюс Клингнер, испытания с высокой долей вероятности могут быть направлены на тестирование ядерного заряда с увеличенной мощностью. Профессор университета Корё Ким Сон Хван полагает, что Север будет осваивать технологии миниатюризации заряда. Иные эксперты полагают, что дело в грядущем съезде ТПК, в преддверии которого Ким Чен Ын намерен укрепить свои позиции и объявить об успешном испытании миниатюризированной ядерной боеголовки собственного производства. В этом случае пятое испытание может стать последним этапом перед принятием ядерного оружия на вооружение.

Некоторые заявления поражают. Например, представитель Минобороны РК Мун Сан Юн рассказала, что ядерные испытания «могут проводиться либо в виде взрыва под землей, либо посредством детонации боеголовки без использования ядерных материалов». То есть, даже если с технической точки зрения ядерного взрыва не будет, считается, что на самом деле тиранический режим его провел.

Естественно, что все подобные заявления сопровождаются риторикой «тут-то мы им и покажем». Как заявил помощник госсекретаря США по делам Восточной Азии и Тихоокеанского региона Дэниел Рассел, если Север проведёт пятое ядерное испытание, он столкнётся с более жёсткими санкциями, в числе которых будет  запрет на экспорт рабочей силы. Новые санкции могут быть наложены Советом Безопасности ООН, Вашингтоном в одностороннем порядке, группой государств-членов Евросоюза и Юго-Восточной Азии. Кроме того, США, РК и Япония могут принять меры, связанные с укреплением систем ПРО и увеличением в регионе стратегических вооружений.

Что можно сказать по этому поводу? С одной стороны, надо помнить, что после каждого из предшествующих испытаний, американско-южнокорейская пропаганда немедленно раскручивала новость о том, что следующая ядерная бомба КНДР будет взорвана в самое ближайшее время, и есть масса доказательств, которые об этом говорят. В конце концов, экспансионизм и агрессивность – это непременные качества «страны мрака». Поэтому разговоры об ядерном испытании в самое ближайшее время можно воспринимать как дань традиции.

С другой стороны, общее развитие ситуации на полуострове, действительно, несколько повышает вероятность того, что пятое испытание случится не через три года, а в более обозримом будущем. Общее обострение обстановки, усиление режима санкций и развитие политических трендов на Корейском полуострове ведут к тому, что северокорейское руководство укрепляется в мнении о том, что союзников у него два – ядерная и ракетная программы. Это значит, что северяне будут бросать больше сил и ресурсов на развитие своего ракетно-ядерного потенциала, который периодически надо будет тестировать – не только для того, чтобы показать зубы, но и для того, чтобы проверить насколько в действительности мы продвинулись.

Можно обратить внимание, что далеко не всегда та или иная памятная дата сопровождалась ракетно-ядерным салютом, хотя почти каждый раз тот или иной пропагандист выступал с предположением, что по данному поводу северокорейцы наверняка что-то запустят. Поэтому какая-то вероятность встречи наступающего съезда подобным образом есть, но она довольно-таки мала. Эта малая вероятность основывается как на ограниченности северокорейских ресурсов (у них нет бесконечного количества урана и плутония), так и на том, что Ким Чен Ын понимает, до какого предела можно нервировать Пекин и Москву.

В остальном – следующая предполагаемая дата запуска намечена на самое ближайшее время, так что очень скоро наша аудитория получит предметный урок того, в какой мере сбываются южнокорейские прогнозы.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».