Главная

Китай

Северная

Корея

Южная

Корея

Россия

Япония

Другие

на сайт

mongolnow.com

10.02.2016

Интернет-журнал «Новое Восточное Обозрение»

Запуск северокорейской ракеты-носителя, который в ангажированных кругах выдают за испытания боевой ракеты, существенно ускорил развитие «оборонных» программ США и Республики Корея (РК).

И вот, уже через несколько часов после объявления о запуске, агентство «Ренхап» известило, что «США и Республика Корея решили начать официальные переговоры о возможности размещения американскими силами на территории Кореи систем THAAD (сокращение от Terminal High-Altitude Area Defense) для повышения эффективности ПРО американо-корейского союза в ответ на возрастающие угрозы со стороны Северной Кореи». Неофициальные переговоры о размещении ПРО THAAD отмечались и газетой Wall Street Journal.

Разговоры об этом шли давно, и потому северокорейские действия являются даже не поводом, а оправданием того, что давно готовилось. Еще 25 января министр обороны РК Хан Мин Гу заявил, что данный вопрос должен рассматриваться в рамках обеспечения безопасности и обороноспособности страны; размещение комплекса в РК является актуальной темой для обсуждения, ибо принятие на вооружение THAAD американским контингентом, дислоцирующимся на Корейском полуострове, положительно скажется на укреплении обороноспособности РК.

1 февраля в ходе заседания Высшего совета правящей партии Сэнури ее глава Ким Му Сон подчеркнул, что вопрос о возможности размещения THAAD должен рассматриваться в положительном ключе. Северокорейское ядерное испытание ещё раз продемонстрировало серьёзность угрозы и потому в вопросе размещения комплексов нет необходимости учитывать мнение других стран.

Последняя реплика довольно важна, так как и РФ, и КНР однозначно выступают против. Так, официальный представитель МИД Китая Хуа Чуньин отметила, что при принятии решения о размещении на своей территории американской системы противоракетной обороны THAAD необходимо проявлять осторожность. Текущая ситуация на Корейском полуострове является очень сложной, поэтому при защите собственной безопасности следует учитывать интересы безопасности других государств, а также регионального мира и стабильности.

2 февраля похоже высказался посол России в РК Александр Тимонин: THAAD на Корейском полуострове не поможет решить северокорейскую ядерную проблему. Зато Россия будет учитывать возможность размещения THAAD в РК при определении своей внешней политики.

О том, что системы противоракетной обороны дальнего перехвата (THAAD) в Южной Корее могут угрожать безопасности России, говорил и глава комитета Госдумы по обороне Владимир Комоедов: «Обещания США развернуть систему ПРО в Корее — не в нашу пользу. Это угроза и для нас, в том числе и для наших ядерных сил. Это не повысит нашу безопасность».

Однако 13 января 2016 г. президент Республики Корея Пак Кын Хе уже заявила о том, что решение о размещении комплексов необходимо принимать с учётом интересов безопасности, вследствие чего можно предположить, что Сеул и Вашингтон уже ведут переговоры по этому поводу.

Проблема ПРО может быть суммирована следующим образом. По мнению военных РК, южнокорейский противоракетный комплекс KAMD и система ПРО Kill Chain, не позволяют эффективно перехватывать баллистические ракеты противника. KAMD является комплексом для перехвата ракет ближней дальности, тогда как система THAAD — это комплекс для перехвата ракет средней дальности на высоте более ста километров.

По мнению же иных специалистов, хотя США подчеркивают оборонительный аспект системы, она может использоваться как элемент наступательного оружия и не столько укрепляет систему взаимного сдерживания, сколько разрушает ее.

Нынешний военный баланс во многом зиждется на том, что в случае конфликта обе стороны успеют нажать на красные кнопки, и потому в войне не будет победителя. ПРО, теоретически способная перехватить удар противника, снижает вероятность «взаимного уничтожения» и создает соблазнительное искушение того, что обладающая ею сторона может нанести свой удар и не получить в ответ. А значит, можно развязывать конфликт, чувствуя безнаказанность. К тому же система во много нацелена на нейтрализацию ракет и артсистем большой дальности, которые в последнее время активно разрабатывает Пекин. Так, радары THAAD покрывают расстояние до 18,000 km, что избыточно для противостояния КНДР, но хорошо ложится на стратегии сдерживания Китая и России.

В нынешней геополитической ситуации КНР окружен военными базами США, в том числе и находящимися в Корее. С этой территории американские войска могут наносить удары по собственно китайской территории, — возможность, которой КНР лишен. Атака данных баз может существенно уравнять шансы, но наличие системы ПРО снижает возможность успешного выведения их из строя в начале конфликта.

В результате, даже по мнению южнокорейских экспертов, THAAD «является средством стратегического и психологического давления». Помимо этого, размещение их на территории РК не просто укрепляет военный союз двух стран, а повышает вероятность того, что в случае серьезного конфликта территория Южной Кореи станет полем боя, где пострадать могут не только территории непосредственного размещения THAAD.

В результате можно согласиться с тезисом, выдвинутым в статье северокорейской газеты «Нодон синмун» за 5 февраля: ПРО THAAD направлена на усиление давления в отношении Китая и России путем создания в РК базы для реализации своей агрессивной политики, и упорство Вашингтона в данном вопросе ставит стабильность в мире под большую угрозу по сравнению со статус-кво.

«Пока верстался номер», пришло сообщение, что РК и США приступили к официальным переговорам. Решение было принято по предложению командующего американскими войсками на Корейском полуострове генерала Кертиса Скапарротти, и ожидается, что в РК будет размещен один комплекс. На это уйдет примерно 1,2 млрд долларов. В министерстве обороны РК сообщили, что Сеул не будет приобретать THAAD, а лишь предоставит землю и инфраструктуру.

Сразу после того как о вышеуказанном решении стало известно, заместитель министра иностранных дел КНР Лю Чжэньмин срочно вызвал посла РК Ким Чжан Су, выразив протест и озвучив прежнюю позицию Пекина по этому вопросу. Заметим, что этот набор действий показывает, что для КНР проблема размещения в РК комплексов THAAD настолько же серьезна, как и ракетный запуск Севера: точно также после запуска Пхеньяном ракеты-носителя, Пекин выразил ноту протеста послу КНДР в Китае Чи Чжэ Рёну.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».